Блоги → Просмотр

Наша нелюбовь к Тургеневу – симптом для нас

Пятница, 11:01, 09/11

Рейтинг
0 0
Просмотров
8

0
0
0
В этой статье упоминаются
Дональд Трамп
Избиратель
Громкий скандал разразился в первый день работы авиасалона China Airshow в китайском городе Чжухае. Китайского авиастроителя, работавшего в сотрудничестве с ОАК, упрекнули в том, что его дизайн позаимствован без спроса у одного из российских инженеров. Производители эти обвинения отвергают. Газета ВЗГЛЯД попыталась разобраться в том, чья версия ближе к действительности.Следствием низкого уровня морской культуры и выучки назвал адмирал Касатонов то, что произошло у берегов Норвегии. Военный корабль, возвращавшийся с крупнейших за 30 лет учений НАТО в северных водах, столкнулся с нефтяным танкером. Эта «ложка дегтя» – далеко не единственная нештатная ситуация на маневрах и отнюдь не первый инцидент со столкновениями за последние годы. Натовские моряки потеряли выучку?Тюремная администрация оперативно отменила «благодарности», которые ранее втихаря вынесла Вячеславу Цеповязу, одному из главарей кровавой банды Цапков. Теперь у него меньше шансов на УДО. Таково первое последствие скандала с «пирами» Цеповяза. Случай этого отдельно взятого зэка заставил вспомнить: условно-досрочное – богатая почва для коррупции.Президент Франции Эммануэль Макрон подвергся резкой критике – он по-доброму отозвался об одной из самых противоречивых фигур французской истории, маршале Петене. Маршал сотрудничал с Гитлером – и одновременно был героем Первой мировой войны. Эта коллизия касается и России. Почему Европа гораздо более терпимо относится к подобным коллаборационистам?В Мурманской области во время модернизации крейсера «Адмирал Кузнецов» затонул один из самых больших в мире ремонтных доков – ПД-50. По предварительной версии, из-за скачка напряжения отказали насосы дока. Пострадали несколько рабочих, один из которых пропал без вести. Сам авианосец получил пробоину от упавшего с дока крана. Что же привело к ЧП и какими окажутся последствия? Тургенев, двухсотлетие со дня рождения которого мы отмечаем, вне всякого сомнения – великий русский писатель. В отличие от Толстого или Достоевского – Тургенев именно писатель. И потому – он совершенно не русское явление. Подробности... Что нам говорит история с харрасментом в либеральном издании «Медуза»? Пристают – утрись. Он начальник – ты дурак, «битый небитого везет» – тебе еще с детства мультик показывали. Подробности... За минувший год в Америке уволили 201 человека в рамках программы #metoo. Каждого из них сбил снайперский выстрел доносчика. Все, кто поддерживает эту хунвейбиновщину, ссылаются на Вайнштейна. Какой уж тут Вайнштейн. Подробности... В воскресенье в России отмечается День народного единства. По традиции Владимир Путин в сопровождении религиозных лидеров возложил цветы к памятнику Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому на Красной площади в Москве Подробности... Народный артист России Николай Караченцов умер в одной из московских клиник за день до своего 74-летия. Караченцов снялся более чем в ста фильмах, на его счету около 20 постановок в «Ленкоме». В 2005 году он попал в ДТП, в 2017-м у него диагностировали рак легких. Скончался актер из-за отказа почек Подробности... Из-за сильных дождей и смерчей в Краснодарском крае оказались подтоплены 18 населенных пунктов. В экстренных службах сообщают о двух погибших и трех пострадавших. На месте разрушения моста около села Цыпка в Туапсинском районе ведутся восстановительные работы Подробности...

Тургенев, двухсотлетие со дня рождения которого мы отмечаем в эти дни, вне всякого сомнения – великий русский писатель. В этом не сомневается никто – в том числе благодаря тому, что статус его многократного утвержден хоть школьной программой, хоть памятниками, расставленными по стране и улицами, названными в его честь.

И вместе с тем – он странный персонаж в этом перечне.

Ведь великая русская литература – в конце концов непременно не про литературу. Хотя «поэт в России больше, чем поэт», но и писатель – больше чем писатель, он традиционно тяготится своим статусом литератора. Поэту хочется примерить на себя роль пророка, писатель в итоге обращается в учителя жизни.

В отличие от Толстого или Достоевского – Тургенев именно писатель. И потому – он совершенно не русское явление – в том смысле, в котором привыкли понимать русскую культуру со времен разночинцев.

Добролюбов прямо учил, что основное назначение литературы – социальное. Не суть важно, соглашались ли с ним другие или спорили – все были согласны в одном. В том, что литература – лишь трамплин, нечто, что важно по отношению к другому – и было ли это другое социальным, политическим, религиозным, моральным – спор о деталях.

m949762.jpg

Литература одинаково понималась всеми спорящими сторонами как средство завладеть умами, инструмент – и, при всем пафосе, отношение к ней было преимущественно инструментальным. Она понималась как орудие установления справедливости – а дальше начинался бесконечный русский спор – как понимать справедливость, в чем правда, брат – и кто тебе товарищ.

Россия это про то, что человек – средство. В этом смысле – Россия принципиально антикантианская страна. Человек в России средство для собственного спасения – ценой преодоления, отрицания, возвышения.

Человек здесь звучит гордо, низко, пошло – он только никогда звучит обыденно.

Это не про то, что средством становится другой – хотя и это не претит местным традициям. В первую очередь – ты сам средство для себя, чтобы стать иным – в итоге, чтобы превзойти человеческое. А чем именно будет это сверхчеловеческое – деревом Толстого или богочеловеком Достовеского – уже детали, основное – в инаковости, становлении иной природы, прорастающей или прорывающей через тебя посредством тебя.

Русская литература – про отношения человека с Богом. А Тургенев – про отношения человека с человеком, с природой, со временем, с самим собой.

У Тургенева человек не требует преодоления. Он не требует оправдания. Не порождает пафоса.

Пафос Тургенева – в прекрасном переживании, в ушедшем или уходящем мгновении, в красоте чувства – и слабости уходящей натуры. В способности любить и любоваться – в том числе слабым героем, который все делает не так – который сам рушит собственное счастье.

Впрочем, сама возможность этого счастья – плод, возможно, иллюзии – ведь ему никак не удается состояться – или, как в «Дыме», оно остается уделом последней главы, за рамками слов.

Наша нелюбовь к Тургеневу – это симптом для нас.

Великая русская литература требует нас многого, слишком много. Она требует самопреодоления. Тургенев не требует ничего подобного – он не исправитель, а наблюдатель. В первую очередь – за самим собой.

И если иногда он оказывается в роли воспитателя – то на собственном примере. В способности рассказать о том опыте слабости, ранимости – который пережил сам. Это про негероического человека – замечательно, что даже Бакунина он обратил в Рудина, заставив его нелепо умереть, несчастным влюбленным, на никчемной баррикаде.

Тургенев – это про то, что человек не требует оправдания, а жизнь – не всегда требует подвига. Или, точнее, требует совсем других, более сложных подвигов – смелости по отношению к себе, способности сделать первый шаг, признаться в своих чувствах – хотя бы перед самим собой.

Это про способность быть сентиментальным и трогательным – и не стыдиться этого, и о способности любоваться нежностью другого – его открытости, столь беззащитной в попытках прикрыться показным отчуждением. Про то, что любовь не требует другого оправдания – кроме полноты чувства, невозможности жить без нее.

Тургенев, попавший в интеллигентский канон – оказался там во многом по случайности – и отчасти по собственности вежливости – и стремлению нравиться, по нежеланию огорчать других несогласием.

Он всегда желал нравиться другим – быть предметом любви, обожания, почитания. Любовь других – в том числе совершенно ему людей – значила для Тургенева очень много. И ради нее он был готов почти на все – почти на любые интерпретации собственных романов, на официальные речи, на участие во всех правильных мероприятиях – кроме одного: он упорно продолжал писать то, что чувствовал и так, как понимал эти чувства, отпуская на волю толкования, даваемые иными.

Идеи для него не значили слишком много – в отличие от разночинцев. Ведь разночинец – это история про двумерность, он весь себя, целиком – определяет через положение в мире идей, хотя бы потому, что источником его существования являются продаваемые им тексты, идеи, поставляемые на рынок.

Но дело даже не в этом – для разночинца именно потому, что он не имеет своего собственного, бесспорного места в мире – его статус всегда под вопросом и, что важнее, всегда под сомнение поставлено основное – вопрос, кто он? И всякое место, которым обладает на данный момент – оно и то, которое требует регулярного доказывания, подтверждения права владеть им. Тургенев – совершенно про другое, писательство для него – важно, но не определяет его целиком.

Он был собой до него, оставался собой и тогда, замолкал на годы – он был русским помещиком, владельцем Спасского-Лутовиново, добрым барином, завсегдатаем петербургских, московских и парижских гостиных, любимым романистом императора – который, в силу привычки к высочайшим докладам, велел переписывать его романы для себя писарским почерком – дабы читать в свое удовольствие.

Толстой и Тургенев – на фоне их дружбы и последующей вражды – замечательно гармоничны в своей непричастности и неприятии русской интеллигенции. Они – как мамонты, которые каким-то непонятным образом пережили ледниковый период. Они – большие русские баре, занятые своими делами и использующие для собственной жизни, для поисков способов жить с собой – то орудие, которым умели пользоваться лучше всего – слово.

Но, в отличие от Толстого, Тургенев – не тяготился этим. Для него литература не была чем-то, требующим оправдания – а человеческая жизнь не требовала искупления.

(в соавторстве с Андрей Тесля)

Что нам говорит история с харрасментом в либеральном издании «Медуза»? Пристают – утрись. Он начальник – ты дурак, «битый небитого везет» – тебе еще с детства мультик показывали. Подробности...За минувший год в Америке уволили 201 человека в рамках программы #metoo. Каждого из них сбил снайперский выстрел доносчика. Все, кто поддерживает эту хунвейбиновщину, ссылаются на Вайнштейна. Какой уж тут Вайнштейн. Подробности...Сто лет назад завершилась Первая мировая война. В Париже будут торжественно отмечать годовщину. Посетит торжества и президент России. Хотя, конечно, это не наш праздник. Да и, если честно, это ничей праздник. И вообще не праздник. Подробности...Про столкновение Дональда Трампа и репортера CNN Джима Акосты. Власть задавать вопросы – это именно власть. И может быть злоупотребление этим типом власти. Если вопрос содержит идеологически окрашенное высказывание – это не вопрос журналиста. Это вопрос политика-оппонента. Подробности...Антироссийские санкции должны были намекнуть российским толстосумам, что тема «не доверяйте Западу – только Россия обеспечит вам и вашим капиталам защиту» – не повод для шуток, а единственная реальная альтернатива. Подробности...Современная Белоруссия в значительной степени результат таланта, работы и усилий лично Александра Лукашенко, и у него есть серьезные основания записывать это себе в заслуги. Но есть у этой истории и другой аспект. Подробности...Тогда, в ночь на 2 ноября 2014 года, мы были реально готовы умереть за эти выборы. И вот прошло четыре года. Знаете, какие сейчас настроения в республике? Я имею в виду реальные настроения, а не красивые картинки. Подробности...Либеральное сообщество не сумело активировать в России инструмент, которым можно распинать оппонентов якобы не за их взгляды, а за непристойное поведение. Триумфального возвращения полномочий общественного судии не произошло. Подробности...По поводу итогов промежуточных выборов в США. Искренне удивляет большинство российских комментаторов. Какой-то детский сад: «Нас интересует, как кандидат относится к России». Вы уж определитесь: вы в лес или по дрова? Подробности...

Комментарии

Нет комментариев
Polit-Sovet.ru – первая российская политическая социальная сеть, объединяющая политиков, экспертов, журналистов, лидеров партий и избирателей Российской Федерации в рамках одного сообщества.