Блоги → Просмотр

Как группе спецназа «Вымпел» удалось арестовать Руцкого без единого выстрела

Среда, 14:03, 03/10

Рейтинг
0 0
Просмотров
44

0
0
0
В этой статье упоминаются
Еще четыре года назад украинская власть радовалась, что Международный валютный фонд утвердил кредитную программу помощи стране. Ведь западные партнеры обещали экономическое чудо. Однако теперь в украинском правительстве звучат совсем другие слова. Там впервые осознали, что стали заложниками МВФ, а сбежать из долгового плена не так-то просто. Что же пошло не так?«Я построил свою группу и обратился к офицерам: «В сложившейся ситуации я не имею морального права вам приказывать. Но я считаю своим долгом постараться разрешить ситуацию мирным путем», – рассказал газете ВЗГЛЯД генерал-лейтенант запаса Дмитрий Герасимов. В октябре 1993 года именно он командовал элитным подразделением спецназа «Вымпел», которое арестовывало Руцкого и Хасбулатова. Теперь он вспоминает, как это происходило.Томос Киеву еще не дали, а среди украинских раскольников уже разворачивается схватка за власть в будущей церкви. Без пяти минут «патриархом всея Украины» уже считается митрополит Винницкий Симеон (Шостацкий), любимец президента Петра Порошенко. Правда, пока Симеон публично от РПЦ не отрекался. Сообщается, что просьбу об автокефалии тайно подписали 10 иерархов Украинской православной церкви Московского патриархата. Кто же эти 10 отступников?Сергей Скрипаль, как оказалось, «бессовестный русский националист», приветствовавший возвращение Крыма и «ненавидевший правительство Ельцина». Британский журналист, который несколько часов беседовал с бывшим полковником ГРУ уже после его отравления, обескуражен. Как же так – он работал на MI6, а ностальгирует по России! Однако поведению Скрипаля все же можно найти объяснение.В первые сутки начала отопительного сезона в разных частях Санкт-Петербурга прорвало теплотрассы с кипятком. В Адмиралтейском районе инцидент привел к гибели двух молодых людей и провалу двух автомобилей во дворе дома. В чем причина трагедии и кто должен ответить перед родственниками погибших молодых людей? Я думал, что, когда AfD достигнет 20 процентов поддержки населения, должно произойти что-то страшное. Я ошибался. Было достаточно 17–18 процентов, чтобы был раскрыт неонацистский заговор с целью свергнуть демократию в Германии. Подробности... Подростки собирают «грев» и «общак», готовятся к суровой жизни «на зоне», иногда грабят, иногда разбойничают, а иногда, одурев и окончательно утратив связь с реальностью, убивают – жестоко, страшно и отвратительно. Подробности... Кинуть Россию, сдать агентов, лечь под бриттов – как после такого не просто остаться живым, но еще и на свободе, да еще и в богоспасаемом Лондоне? Нужно быть кем-то гораздо большим, чем предателем, чтобы провернуть такую операцию. Подробности... Ушел из жизни советский и российский артист, актер эстрады, театра и кино Роман Карцев. Карцев выступал в дуэте с Виктором Ильченко, снимался в кино и служил в Московском театре миниатюр. Около двух месяцев назад 79-летний артист перенес инсульт Подробности... Великий французский шансонье Шарль Азнавур умер в возрасте 94 лет. Он до последних дней вел активную концертную деятельность и незадолго до кончины вернулся из турне по Японии. «Печально, что уходят такие гиганты, которые определяли жизнь целого поколения», – сказал певец Лев Лещенко Подробности... Более 830 погибших, тысячи зданий превращены в руины, хаос и разрушения. Так выглядит индонезийский остров Сулавеси после более чем 7-балльного землетрясения, вызвавшего цунами с волнами до пяти метров в высоту Подробности...

«Я построил свою группу и обратился к офицерам: «В сложившейся ситуации я не имею морального права вам приказывать. Но я считаю своим долгом постараться разрешить ситуацию мирным путем», – рассказал газете ВЗГЛЯД генерал-лейтенант запаса Дмитрий Герасимов. В октябре 1993 года именно он командовал элитным подразделением спецназа «Вымпел», которое арестовывало Руцкого и Хасбулатова. Теперь он вспоминает, как это происходило.

25 лет назад в истории России произошли события, которые в значительной степени повлияли на ход дальнейшей истории нашей страны. Кратко напомним о них.

В период с 21 сентября по 5 октября 1993 года обострился конфликт между двумя ветвями власти: законодательной (Верховным Советом) и исполнительной (президентом страны). Причиной стало издание Борисом Ельциным указа от 21 сентября № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». В тот же день в 20.00 он обратился к гражданам России, озвучив этот документ. Ельцин заявил, что дальнейшее сотрудничество с законодательной властью невозможно в связи тем, что Верховный Совет превратился в «штаб неконструктивной оппозиции» и является препятствием на пути экономических реформ, необходимых для преодоления экономического кризиса.

Спустя всего час председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов на экстренном совещании депутатов в Белом доме квалифицировал действия Ельцина как государственный переворот. А в 22.00 того же дня на экстренном совещании президиума ВС было принято постановление «О немедленном прекращении полномочий Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина». В то же время прошло экстренное заседание Конституционного суда (КС) под председательством Валерия Зорькина. Суд вынес заключение, что данный указ нарушает Конституцию и является основанием для отрешения президента Ельцина от должности. Когда заключение КС было доставлено на заседание Верховного Совета, было принято постановление о возложении исполнения полномочий президента на вице-президента Александра Руцкого.

Страна вступила в острый политический кризис.

23 сентября в 22.00 в здании ВС открылся внеочередной (чрезвычайный) Х Съезд народных депутатов. По распоряжению правительства в здании были отключены телефонная связь и электричество. Участники съезда проголосовали за прекращение полномочий Ельцина и поручили исполнять обязанности президента вице-президенту Александру Руцкому. Съезд назначил основных «силовых министров» – Виктора Баранникова, Владислава Ачалова и Андрея Дунаева. Для охраны здания ВС из числа добровольцев были сформированы дополнительные охранные подразделения, членам которых по специальному разрешению выдавалось огнестрельное оружие, принадлежавшее Департаменту охраны Верховного совета.

В итоге президент Ельцин принял решение о применении силы. Изображение танков, ведущих огонь по зданию Верховного Совета, облетело информационные агентства всего мира.

Однако Борис Ельцин решил применить против защитников Верховного Совета и элитные подразделения спецназа, входившие в состав Главного управления охраны – группы «Альфа» и «Вымпел». О своем участии в событиях того времени газете ВЗГЛЯД рассказал генерал-лейтенант Дмитрий Герасимов, который тогда в звании генерал-майора командовал группой специального назначения (ГСН) «Вымпел».

ВЗГЛЯД: Дмитрий Михайлович, когда возглавляемая вами группа «Вымпел» начала принимать участие в событиях октября 1993 года?

Дмитрий Герасимов: В начале октября 1993 года наши группы были приведены в состояние повышенной боевой готовности, а 3 октября мы прибыли в Москву. Разместились в Кремле, в Кремлевском дворце съездов, где проходили ранее съезды КПСС. Личный состав групп расположился в креслах. Зайцеву ребята соорудили место отдыха на сцене, а мне – на топчане в холле. Перекусили бутербродами. 

1405751.jpg Генерал-лейтенант запаса Дмитрий Герасимов (фото: voin-brat.ru)

ВЗГЛЯД: Кто и какую боевую задачу вам поставил?

Д. Г.: Нас первоначально собрал Барсуков Михаил Иванович, который в то время возглавлял Главное управление охраны. Он объявил, что Верховный Совет находится в состоянии конфликта с президентом и готов свергнуть его. Поэтому необходимо устранить эту угрозу и навести порядок.

Но надо сказать, что со мной и Геннадием Николаевичем Зайцевым, который тогда командовал «Альфой», общался и Коржаков, и контр-адмирал Захаров, который возглавлял тогда спецназ службы безопасности президента. Они поддерживали связь между нами и президентом. Нас не один раз собирали и прощупывали настроение спецназа.

ВЗГЛЯД: Какого рода настроения?

Д. Г.: Готовы ли наши ребята арестовать Верховный Совет и вывести его из здания? Надо сразу сказать, что наши подчиненные относились к этому мероприятию с опаской. Еще были свежи воспоминания, как «Альфу» и «Вымпел» подставили в 1991 году. (В 1991 году «Альфу» направили в Вильнюс, где начались сепаратистские выступления. Задача – захват телецентра и телебашни. При выдвижении к объекту выстрелом в спину был убит сотрудник «Альфы» лейтенант Виктор Шатских. В следующие пять дней ни одно ведомство не признало его своим офицером, а Горбачев сказал, что он не посылал «Альфу» в Вильнюс – прим. ВЗГЛЯД.)

ВЗГЛЯД: А Ельцин встречался с вами? Он задачу на штурм ставил?

Д. Г.: В ночь перед штурмом Барсуков приказал мне собрать всех начальников отделов и прибыть в кабинет, где находился президент. Когда мы туда прибыли, Барсуков сказал мне, чтобы я доложил президенту, поскольку я один был в военной форме. При этом он сказал, чтобы я не обращался к нему «товарищ президент». Я спросил – а как же мне его называть? Он посоветовал обратиться: «Уважаемый президент. Спецгруппы «Альфа» и «Вымпел» собраны по вашему приказу».

Когда вошел президент, я ему доложил. Далее он коротко обратился к нам. Мол, в стране сложилась тяжелая обстановка. Надо навести порядок. Я видел, как вы выполняли другие задачи. А теперь пришло время навести порядок в стране. Вы должны нам помочь в решении этой задачи.

ВЗГЛЯД: Какой была ваша реакция?

Д. Г.: Я говорю ему, что там, в здании Верховного Совета – гражданские люди, женщины и дети. Может пролиться кровь невинных людей. На что он ответил, что мы там будем не одни. И что там будут подразделения Министерства обороны. Поэтому нам сейчас же предстоит выехать в Генеральный штаб, чтобы решить вопрос взаимодействия с военными. Определить направления, где и кто будет штурмовать.

ВЗГЛЯД: Как это восприняли вы и ваши бойцы?

Д. Г.: Когда мы покинули кабинет, офицеры и «Альфы», и «Вымпела» заявили, что в этой игре участвовать отказываются. (Как уже было сказано выше, среди офицеров была свежа память о событиях в Вильнюсе 1991 года. Бойцы спецназа опасались, что в условиях политической нестабильности их снова могут сделать крайними и обвинить в убийстве мирных жителей. Кроме того, моральный кодекс офицеров не позволяет стрелять в безоружных – прим. ВЗГЛЯД.)

Сотрудники охраны это услышали и, как я понял, испугались. Ведь мы все были полностью экипированы, с оружием и боеприпасами. Контр-адмирал Захаров доложил об этом президенту. Как позже стало известно из неофициальных источников, у них возникли опасения, что мы сейчас можем арестовать президента.

ВЗГЛЯД: У вас реально были такие мысли? И вы могли бы арестовать Ельцина?

Д. Г.: Сделать мы это, конечно, смогли бы, но ни у кого и мысли такой не возникало.

Заметив волнение охраны, я предложил Геннадию Николаевичу Зайцеву покинуть Кремль и выехать в Генштаб, как и было предписано президентом. То же самое я предложил своим подчиненным, что было воспринято положительно. Когда мы собрались выехать, охрана с радостью растворила ворота.

ВЗГЛЯД: Как вас встретили в Генштабе?

Д. Г.: После прибытия в Генштаб спустя какое-то время ко мне подошли два гражданских и сказали: «Дмитрий Михайлович, Верховный Совет и защитники Белого дома по подземному ходу пытаются выйти из Москвы. Вам приказано их арестовать». На что я сказал, чтобы они убирались отсюда, пригрозив быстро разобраться с ними. Им повторять не пришлось, и скоро их и след простыл.

В Генштабе мы встретились с министром обороны Павлом Грачевым. Он тоже получил задачу на штурм Белого дома, но не решался ее выполнить. Потом мы встретились с начальником Оперативного управления Генштаба, который был крайне растерян. До времени штурма, которое им было указано, оставались часы, а кто штурмует и откуда, еще не было ясно. Он безуспешно пытался составить таблицу организации взаимодействия штурмующих подразделений. Когда Ельцин узнал о нерешительности министра обороны, он лично с ним встречался и настоял на штурме силами армейских подразделений.

ВЗГЛЯД: В чем тогда состояло ваше участие?

Д. Г.: Приехал Барсуков и уговорил меня и Зайцева проехать на машине к Белому дому и провести разведку. А там творилась натуральная вакханалия. Стреляли из Белого дома, да и не только оттуда. Когда мы подъехали, нас обстреляли из здания СЭВ. Мы развернулись и зашли с Садового кольца в направлении между посольством США и гостиницей «Мир». Здесь нас пыталась таранить какая-то машина...

После такой рекогносцировки мы вернулись к зданию Генштаба. Посоветовались и решили зайти к Белому дому со стороны зоопарка. Когда приблизились снова к Белому дому, там уже творилось что-то ужасное. По стадиону носился БТР бригады внутренних войск и палил во все стороны. Экипаж боялся, что к нему приближаются, чтобы его подбить, и потому стрелял по всем, кого видел. Вокруг валялись раненые...

Спустя некоторое время подошли БМП с водителями, и Барсуков предложил продолжить разведку. Ребята из «Альфы» нашли среди своих механика-водителя, создали экипаж, и группа на БМП двинулась правее стадиона. А наша группа из состава «Вымпела» также на БМП провела разведку слева, пройдя между посольством США и стадионом в направлении Белого дома.

Когда вернулись, доложили Барсукову. Там рядом стояли автобусы и было много людей.

ВЗГЛЯД: Барсуков отдал вам приказ на штурм?

Д. Г.: Барсуков обратился к нам: «Ребята, надо навести порядок!»

Тогда я построил свою группу и обратился к офицерам: «В сложившейся ситуации я не имею морального права вам приказывать. Но я считаю своим долгом постараться разрешить ситуацию мирным путем, поскольку с Александром Руцким мы были знакомы еще в Афганистане. Кто готов со мной пойти, можете присоединиться».

После этого я сам, один двинулся в сторону Белого дома. Пройдя метров двести, я обернулся и увидел, что за мной пошли бойцы и «Альфы», и «Вымпела» – примерно одинаковое количество. Всего человек четыреста.

ВЗГЛЯД: Как проходил штурм?

Д. Г.: Мы с моим помощником Шагиным Игорем Викторовичем вышли на угол стадиона. В это время начался обстрел. Били из пулемета со здания СЭВ. Мы укрылись за плитами баррикад и залегли. Отлежались, а потом броском перебежали открытый участок. Я где-то даже фотографию этого момента видел. Вышли на правый фланг Белого дома, если смотреть на центральный вход. Снова началась стрельба. Мы залегли на стоянке автомобилей и лежали там минут десять. Потом замначальника отдела Сергей Клементьев зашел в 19-й подъезд, а мы лежали напротив центрального входа.

Тут Клементьев докладывает: «Дмитрий Михайлович, мы находимся уже внутри Белого дома на втором этаже». Я ему говорю: «Клементьев, подожди, сейчас я вместе с Шагиным подойду к тебе». 

Когда мы ушли, у центрального входа остался начальник отдела Сергей Проценко. Когда стрельба прекратилась, его группа зашла в Белый дом, в здание, где находились Руцкой и Хасбулатов. Без сопротивления дошли до кабинета Руцкого и начали с ним общаться. Руцкой спросил Проценко, кто и где штурмует здание и где находится Герасимов. И попросил Проценко связаться со мной. Сказал, пусть вспомнит Афганистан (В 1985 году Руцкой командовал полком штурмовиков Су-25 и вместе с личным составом 22 обрСпН выполнял задачу по взятию укрепрайона Васатичигнай. В сложной обстановке он лично прикрывал группу, выполнявшую основную задачу – прим. ВЗГЛЯД.)

Проценко спросил Руцкого, где находится Хасбулатов – оказалось, этажом выше.

ВЗГЛЯД: Легко ли было арестовать Руцкого и Хасбулатова?

Д. Г.: Собственно, они не сопротивлялись. Руцкой отдал команду своей охране не препятствовать их аресту. Минут через двадцать они вышли из здания Белого дома. А выводил Руцкого и Хасбулатова именно начальник отдела ГСН «Вымпел» полковник Сергей Проценко. Это даже видно на фотографии.

А из 19-го подъезда других защитников Белого дома выводил Клементьев. Мы там, среди выходивших, встретили министра безопасности Российской Федерации Баранникова Виктора Павловича. Он подошел ко мне: «Куда нас, Дмитрий Михайлович?» Я ответил: «Нам приказано доставить вас в Лефортово». «А что с ними будет?» – спросил он, имея в виду других защитников Белого дома. «Не знаю, – ответил я, – но мы берем вас под охрану до решения вопроса и никого к вам не допустим». После этого мы погрузили их в наши автобусы и отправили. В Лефортово их сопровождали наши офицеры и охраняли там в течение трех суток.

ВЗГЛЯД: На этом все закончилось?

Д. Г.: Не совсем. Уже вечерело, когда к Белому дому на бэтээрах подлетели вооруженные люди, раскрашенные репеллентами, и как начали палить в сторону Белого дома и американского посольства, да и практически во все стороны! От них ко мне подбежал подполковник.

Спрашиваю: «Кто такие?» Говорит: «Ленинградский ОМОН. Мы получили команду взять Белый дом под охрану». Я ему говорю: «Берите, раз приказано. Что же вы палите во все стороны без разбора?» Потом выяснилось, что под их дурной огонь попал мой заместитель полковник Исайкин и получил ранение в ногу.

ВЗГЛЯД: Когда вы закончили выполнение задачи?

Д. Г.: Уже поздно вечером по приказу Барсукова «Вымпел» и «Альфа» вернулись в Кремлевский дворец съездов. Только расположились, прибежал посыльный и передал, что меня и Зайцева вызывает Барсуков. Михаил Иванович поздравил нас с выполнением задачи. Особо обратил внимание, что нам удалось без крови арестовать Руцкого, Хасбулатова, Баранникова и других членов Верховного Совета. После этого он сказал, чтобы мы на ночь остались в Кремле и располагались в КДС.

Затем меня с Зайцевым и всех начальников отделов вызвали в кремлевскую столовую. Там были накрыты столы. Бутерброды, алкоголь. Мы с Геннадием Николаевичем выпили граммов по сто водки и пошли спать. Он – к своей группе, я – к своей. Утром «Вымпел» отправили в Балашиху, а «Альфа» еще оставалась в Кремле.

ВЗГЛЯД: Что вы сегодня думаете о причинах, побудивших Ельцина привлечь группу «Вымпел» к штурму?

Д. Г.: Судя по всему, Ельцину и тем, кто его направлял из американского посольства, нужно было, чтобы мы при штурме пролили реки крови. Без этого никак бы не обошлось, если бы мы пошли на штурм. В условиях ограниченной видимости в здании, где полно гражданских, отличить их от защитников было очень сложно. Но мы выполнили задачу без жертв и даже не применяя оружие. По сути, мы взорвали всего одну гранату РГ-42. Боец кольцо выдернул и где-то его обронил, и вставить обратно уже не смог. Ну и взорвали гранату на стадионе.

ВЗГЛЯД: Но ведь были сообщения о жертвах среди спецназа?

Д. Г.: У «Альфы» погиб младший лейтенант Геннадий Сергеев. Они с группой пошли на броне на разведку правее стадиона и заметили раненого. Подъехали к нему, и Сергеев стал затаскивать раненого в машину. В это время снайпер попал ему в незащищенный участок между бронежилетом и «Сферой» («Сфера» – специальный шлем, применяемый спецназом). При этом стреляли не из Белого дома, а со здания сбоку. Как мне рассказывали, ребята засекли его, и он там и остался. Информация не подтвержденная, но рассказывали, что он из израильской спецгруппы «Бейтар». Судя по всему, у них была задача спровоцировать начало штурма нашими спецгруппами.

ВЗГЛЯД: Что там делала в это время израильская спецгруппа?

Д. Г.: Еще раз скажу, за достоверность этой информации не ручаюсь.

Во всяком случае, этим планам было не суждено сбыться благодаря высокой гражданской позиции офицеров «Альфы» и «Вымпела», которые не допустили кровопролития. Позже мне не раз доводилось слышать, что, если бы мы тогда повели себя иначе, гражданской войны было бы не избежать.

ВЗГЛЯД: Что стало потом с группой «Вымпел»?

Д. Г.: На третий день после описанных событий к нам на базу в Балашиху прибыл кадровик и сообщил, что ГСН «Вымпел» передается в состав МВД. Это решение принял президент РФ Ельцин Борис Николаевич. Я собрал всех офицеров и объявил о таком решении. И обратился к ним: если мы согласны перейти в состав МВД, то тогда в полном составе. Если нет, то пусть встанут те, кто отказывается от перевода. Встала практически вся группа.

ВЗГЛЯД: Почему они отказались перейти в МВД?

Д. Г.: Этот же вопрос в свое время мне задавал министр внутренних дел Ерин. И я спросил его в ответ – осознанно ли он принимал решение служить именно в структуре МВД? Он сказал, что конечно. Я ответил: «Так и я, и мои подчиненные выбирали службу в спецназе. Мы готовились защищать Родину в качестве разведчиков-диверсантов, а не милиционеров». Он все понял, и больше этот вопрос не поднимался.

Далее в структуре МВД была создана группа «Вега», и в ее штате начали появляться должности, которые предлагали офицерам «Вымпела». Но в «Вегу» перешло не более 20 человек. В основном из прапорщиков, у которых были квартиры и семьи в Балашихе. Офицеры отказались. Многие уходили в другие структуры ФСБ. Кто-то уволился и стал работать в коммерческих структурах, в системе безопасности. Лично я написал рапорт об увольнении, но попросил дождаться, пока последний офицер «Вымпела» уволится. Спустя некоторое время мне предложили должность заместителя начальника Академии ФСБ, и я согласился.

Комментарии

Нет комментариев
Polit-Sovet.ru – первая российская политическая социальная сеть, объединяющая политиков, экспертов, журналистов, лидеров партий и избирателей Российской Федерации в рамках одного сообщества.